Как не злиться на детей

psy

заказной пост. Последний из новогоднего подарка для моих читателей.«Было бы интересно почитать Ваши рассуждения и рекомендации про управление негативными чувствами в отношениях с собственным ребенком. Например, умом понимаешь, что ребенок маленький, он хнычет потому что не любит одеваться и не может потерпеть, но возникает раздражение (Где-то читала такой совет — нужно нарочито удивляться. Но не всегда удивление вытесняет другие чувства).
Ребенок растет, впереди возрастные кризисы, капризы и пр. как заранее научиться работать с собственными отрицательными эмоциями? Не хочется превратиться в истеричную мать, которая орет или шлепает ребенка»
К топику — я считаю, что злиться можно.
Опять же — это мои рассуждения. Наверняка другие авторы напишут про это иначе. Даже нежно любимый мною автор Ольга Громыко в свое время писала вещи в духе «ребенок сожрет год вашей жизни». Так что фломастеры разные. Все зависит от ребенка, от того, как он был зачат, какой была беременность и какая у нас на выходе получилась… мать.
Это очень важный момент — вместе с ребенком рождаются папа и мама. И процесс беременности — очень влияет на то, какими они будут.

Природа, как могла, защитила ребенка, сделав его мимишным. Особенно для родителей. Сторонним людям бывает трудно понять, как может радовать это лысое чудовище с мимикой Жириновского, но родители видят кое-что другое — себя, свою любовь, свои отношения, свое будущее — и будущее ребенка. Ну и дети правда бывают мимишными — когда они всем довольны, улыбаются, гулят, рисуют бонзайца или учат стихи про то, как «хеллоуин придет в наш дом, и ведьмы будут править в нем».
А еще они бывают немимишными. Они бывают прямо-таки капризными, настойчивыми, хамоватыми, уставшими, больными, рассерженными и непослушными.
Моя недавно на отдыхе выдала, что мы с мужем должны делать все, как она хочет. Конечно, я ей перед этим обещала, что в эти дни я буду много времени проводить с ней и стараться, чтобы ей было весело, но такой обработки не ожидала. У мужа и вовсе челюсть отвалилась на пол.

Что же делать?
Первое и главное — ребенок вам ничего не должен. У него до восемнадцати лет постепенно развивается и устаканивается эмоциональная сфера. Это означает, что даже если вы сводили его в аквапарк, потом в цирк, потом купили мороженное, новую машинку, черта в ступе и сделали аквагрим, а потом не купили киндерсюрприз — вы можете стать ПЛОХИМ. И он будет реально страдать и переживать. Но не нужно на это вестись — необходимо просто напомнить о том, что был аквапарк, цирк, мороженное, новая машинка, черт в ступе и аквагрим, и что на сегодня — достаточно.
Но никто из вас не будет счастлив в этот момент — потому что вы обидитесь, а ребенок не получит киндерсюрприз.
Всякие вещи типа «я для тебя все — а ты ведешь себя, как свинья» для ребенка звучат как «я сам дурак» или как тяжелые обвинения в преступлении, которое он не совершал. Потому что это ваша задача — регулировать свои отношения с ребенком. И вы должны заботиться а)о себе, б)о нем. Он не должен, если вы об этом не договорились.
А вы не можете договориться о том, чтобы ребенок глобально заботился о вас, причем так, чтобы он постоянно об этом помнил — это эмоциональный инцест и свинство со стороны родителя. Вы можете разве что попросить себе молока налить или игрушки разобрать — простые, конкретные, исполнимые вещи.

И здесь — как при любом контроле — важно понять: а что он может? Это зависит от возраста ребенка. Полугодовалый ребенок не может перестать кричать, если у него что-то не в порядке — потому что он выполняет генетически заложенную программу «привлекать внимание взрослого до полного разрешения ситуации». Если на него кричать — ситуация будет только усугубляться, потому что при увеличении стресса ребенок лишь еще больше усиливает работу генетически заложенной программы. Шестилетний ребенок уже может потерпеть боль средней тяжести, не отрывать руку при уколе или не плакать при промывании ушей. Особенно, если ему объяснить, зачем это нужно. Подробно. Возможно, несколько раз.

Поэтому, мне думается, один из важных моментов — это соотносить свои чувства с возможностями ребенка. И, конечно, со своими.
Что со мной происходит? На что я злюсь? Что меня раздражает?
Ответы могут быть разные: он действует мне на зло (до шести лет — вряд ли. максимум — привлекает внимание), я устала, я чувствую себя беспомощным, он не соответствует моим ожиданиям, я не знаю, что нормально для ребенка его возраста и мне кажется, что я бы так себя не вел на его месте (срочно читать про возрастные особенности), он позволяет себе то, что мне в моем детстве было настрого запрещено. И так далее.

Часть этих чувств необходимо будет отложить и прожить в другом месте (например, когда моя годовалая дочь не хотела засыпать и отпускать меня на мою тогдашнюю вечернюю работу — очень раздражает, потому что я хочу ее уложить и заняться делом, а она меня отвлекает. Я собирала себя в кулак, успокаивалась, укачивала ее столько, сколько нужно, а потом пинала все камешки по дороге или разминала handgum), какие-то — можно презентовать ребенку: «Слушай, не делай так пожалуйста, потому что я уже совсем не игрушечно сержусь». Иногда я говорю ребенку вещи типа: «Ты меня сейчас очень рассердила тем, что сильно ударила. И я не хочу тебя бить. Но другой человек тебя бы сейчас мог ударить в ответ».
Иногда можно что-то швырнуть (или разбить, главное — не вещи ребенка) при ребенке, сказав: «Все, ты меня достал», если уж совсем припрет, а потом извиниться, и объяснить, что это было и зачем.

Самое главное — злиться на ребенка можно. Можно раздражаться и обижаться. А вот как это выражать, как это формулировать бережно, обучающе, развивающе — это большой вопрос к каждому из родителей.
Ребенок не строит образ родителя по одному поступку. Он собирает его образ из кусочков мозаики.
Поэтому не стоит бояться иногда быть раздраженным или усталым. Главное — не потерять контакт и адекватность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *